Форум » Прах к праху » "Не парадом, не оркестром их встречал притихший порт..." » Ответить

"Не парадом, не оркестром их встречал притихший порт..."

Анри Марсо: Преображенка, 20 октября, вечер.

Ответов - 9

Анри Марсо: Суб-лейтенант 6-го драгунского полка, а ныне офицер для поручений (а если честно и попросту – мальчик на побегушках) при штабе дивизии Анри Марсо вполне мог считать себя счастливчиком. Во всяком случае, ему удалось без каких-либо приключений добраться до забытой русским богом деревни с труднопроизносимым названием в одиночку, причем по совсем недурной, в сравнении с другими, дороге. Когда он осторожно заикнулся о том, что неплохо бы предоставить ему хоть какое-то сопровождение, кроме сомнительного покровительства Всевышнего, то был удостоен не терпящего возражений взгляда. После чего стало ясно – Марсо следует отправляться с пакетом одному, уповая на то, что партизаны окажутся в другом месте. Пусть даже занятыми грабежом французского же обоза. Как известно, своя голова всегда дороже. Удача покинула Анри, когда он уже почти подъехал к усадьбе. Проклятая пегая кобыла, взятая в плен в битве на Москве-реке, и с тех пор служившая скверной заменой погибшему Марсу, внезапно захромала. Суб-лейтенант спешился, осмотрел ногу лошади и, подняв глаза к небу, азартно выругал всех поочередно – Его Величество, которому понадобилось пугать медведей в местных лесах, придиру-полковника, вместо заслуженного повышения отправившего Марсо в штабную ссылку из-за простой дуэли, кобылу, партизан и саму ситуацию. В то, что в этой гиблой деревне окажется подходящая лошадь, Анри не верил. Скорее всего, там нет даже водовозной клячи. И что ему оставалось делать в сложившихся обстоятельствах? Уповать на выздоровление пегой кобылы, верить в существование местного коновала и его искусство или возвращаться в штаб пешком? Марсо сплюнул и выругал всех еще разок. На душе немного полегчало. Анри взял скотину под уздцы и побрел к дому, прежде, по всей вероятности, служившему жилищем помещику, имевшему сомнительное счастье владеть этими местами.

Робер Леблан: Выйдя во двор, Робер обвел взглядом окрестности, ища кого-нибудь, кому он мог бы поплакаться на судьбу. Но представшая его глазам картина заставила сержанта протереть глаза и выпрямиться: во двор, ведя под уздцы пегую кобылу, уныло вошел незнакомый драгунский офицер, насколько мог различить Леблан, в чине суб-лейтенанта - если, конечно, это был его мундир. - Стоять! - Леблан лихорадочно соображал, кто это мог быть и какого черта драгуну понадобилось в этом Богом и чертом забытом месте. - Кто вы такой, мсье? Сержант не любил сюрпризы, особенно такие, в виде незнакомых офицеров. Партизаны не погнушаются надеть мундир убитого француза, чтобы под видом своего проникнуть в Преображенку и освободить пленного.

Анри Марсо: Анри с мрачным дружелюбием воззрился на возникшего перед ним сержанта. Бросить на презренного пехотинца начальственный взор облечнного важной миссией офицера у лейтенанта и в лучшее время не очень-то получалось, что уж говорить о сегодняшнем вечере, когда он был голоден и устал до смерти, а перспектива застрять в этой деревне отнюдь не прибавляла бодрости духа. - Суб-лейтенант Марсо, шестой драгунский. С пакетом из штаба дивизии. Могу видеть командира?

Робер Леблан: - Командира? - лицо Леблана приобрело несвойственное ему выражение растерянности, а в глазах отразилась тоска пополам с задумчивостью. Наконец, он честно сознался: - Не знаю. Сержант с сочувствием посмотрел на драгуна, который вряд ли представлял себе, насколько и куда он влип. Преображенка видилась Леблану непроходимым болотом, где растет, как говорят русские, всякая там морошка и клюква, и даже, говорят, развесистая.

Анри Марсо: - Не знаю... лошадь захромала, так что,.. - Марсо безнадежно пожал плечами, - а что ваш командир? Он ранен или погиб? Сожалею,.. - Анри не мог сказать, кого ему жаль больше - себя, неведомого ему командира отряда или потерявших начальство солдат - если командир был хорошим, то для его подчиненных это действительно невеселый оборот дела, - в таком случае... кто здесь за старшего? - ему не терпелось отделаться от пакета и кобылы, которая, к его удивлению, демонстрировала ранее несвойственную ей флегматичность, и хотя бы ненадолго присесть на что-то более покойное, чем седло.

Робер Леблан: - За старшего? - Леблан судорожно начал соображать. - Лейтенант Шабо получил повышение и поспешил сбе.. - Робер закашлялся, - уехать при первой возможности. Значит, остался Женвуа. Драгун не казался опасным, приехал один, и сержант осмелел. - Какие-нибудь новости есть? Хоть что-нибудь радостное? - с надеждой спросил он, подходя ближе. Протянув руку, он потрепал кобылу по морде. - Вот с лошадьми у нас плохо. Все отчего-то заболели.

Анри Марсо: - Новости? – Анри хотел было предупредить, что пегая вполне может укусить, но раздумал. Если кобыла все-таки цапнет сержанта – это послужит ему маленькой расплатой за забвение субординации, если же нет – придется списать бесцеремонность на то, что бедняга просто одичал в этой деревне, - какие на такой войне могут быть новости, сержант? И уж тем более - могут ли они быть радостными?

Робер Леблан: То ли пегая кобыла была смирной от природы, то ли испытывала противоестественное желание впасть в зимнюю спячку, но прикосновение Леблана лошадь восприняла на удивление спокойно. Робер ещё раз провёл рукой по гладкой морде, и подумал, что общество этого животного куда предпочтительнее общества приезжего солдата. По крайней мере, с лошадьми сержант находил общий язык легче, чем с некоторыми людьми. - Я задал Вам вопрос, суб-лейтенант, и хотел бы получить на него точный ответ. Мне понятно Ваше нежелание отчитываться передо мной, но новости с фронта нам необходимы. Волею Провидения мы оторваны от товарищей по оружию, и нам неизвестны как их судьбы, так и судьба нашего общего дела. Но, судя по Вашему тону, удача нам не сопутствует.

Анри Марсо: Анри сам не отличался особой куртуазностью в обращении, но запредельная даже для пехотинца наглость сержанта повергла его в некоторый ступор. Пару секунд он молча рассматривал его, пытаясь понять, не слишком ли возревнует местное начальство, если он попытается прочесть небольшую проповедь о началах воинской субординации. Похоже, о дисциплине здесь слыхом не слыхивали... - Это допрос, сержант? - он намеренно с нажимом произнес звание неизвестного пока нахала, - как ваше имя?



полная версия страницы